Валенки ручной работы

ВаленкиВаленки изготовленные в пимокатных цехах Алтайского края в годы войны, были нужны на фронте не меньше другой продукции. К победе они шли наравне с солдатскими сапогами.

Село Каип, расположилось на берегу озера Бульдук, между двумя полосами ленточного бора, до одной опушки леса примерно километров 50 степи, до другой столько же, так вот село аккурат, посередине. Что были запасы дров, все уже стопили, а шла уже четвертая зима войны. Протопить избу надо, в школу хотя бы пару поленьев с ребятишками дать, а еще медпункт. Да и для пимокатного цеха вода горячая нужна. Где можно взять топливо, сметливая русская женщина сообразила, да вот как его достать? Приходилось по пояс в холодной воде с озера тянули на берег коблы камыша, на берегу сушили, потом пилили или рубили на куски, получались брикеты топлива. Если не получалось вытянуть на берег, косили камыш в воде, на лодках отправляли к берегу. Так это не основная работа, это вроде бы как для себя, основная летом в поле и на ферме, зимой пимокатный цех и опять же уход за скотиной. План давался, как и в довоенные годы, без учета, что все мужики на фронте, их места с первого года войны, мальчишки постарше, да бабы заняли.
женщины в годы войныРадио не работало, новости до жителей села доходили с почтой или с районными работниками заготконторы.
В январе приезжал забирать валенки мужичонка, так сразу с порога все бабоньки война закончилась, победа. Ну бабы в рев, радость как ни как, быстро стол накрыли, отпраздновали. Утром чуть тепленького проводили экспедитора, с наказом, чтобы по пути пимы не растерял. Когда через неделю почту привезли, оказалось рано радовались. Через месяц опять заявился «вестник» победы, божился что на этот раз вот наичестнейшая правда. Женщины поскромнее стол накрыли и веселье уже не то, но предупредили, если соврал, в следующий раз за вранье повесят. С тем и уехал, и опять выяснилось — соврал.
Утро не задалось, пока всю работу по дому переделали, уже уставшие, пришли в цех. Молодая девчонка Нюрка еще со вчерашнего дня допытывалась почему это у нас  пимокатный цех, мы же валенки валяем, значит валяльный цех. С утра опять решила эту тему поднять, шерсть на валенки валяем или все таки катаем? Тут, Клавдия влетела разъяренная, местный дурачок с кладбища кресты на растопку тащит. — Вот что с ним делать, я после пасхи, на родительский и тятину могилку не найду. Орала не своим голосом: — Сдать его в дурдом и все дела.
Женщины встрепенулись: — ты что мелешь, какой дурдом? Он хоть и дурак, а работает за двоих, угомонись уже.
— Что вы мне рот затыкаете! Слово за слово пошла перебранка. Фиона, бабьи разборки не любила, как только ругань усиливалась, начинала петь. И сейчас затянула: Ой, то не вечер, то не вечер, Мне малым-мало спалось. Глядишь бабы подхватят и перебранка сама собой прекратится. Клавдия не успокаивалась: — Вот что распелась то, что распелась?
Мне малым-мало спалось, Ох, да во сне привиделось….
— Гляньте на нее, на зятя и сына похоронки получила, а все поет. Не унималась последняя. От таких слов в горле перехватило, Фиона онемев, прикрыла рот ладошкой, медленно присела на лавку. Женщины оторопели, зачем же по больному-то? После минутного замешательства, скандал разразился с новой силой и волна не выплаканного горя с новой силой обрушилась на несчастную. Бабы сплотившись, накинулись на Клавку, та поняв, что переступила черту дозволенного, поубавив норов отступала к выходу.
Дверь широко распахнулась, с радостной рожей, в цех ввалился давешний вестник победы.
— Здравствуйте, бабоньки, великие труженицы тыла, это вы меня встречаете? С порога начал свою речь, прибывший. — А, я к вам с радостной вестью, враг повержен, победа окончательная и бесповоротная.  Снимая тулуп, продолжал, не замечая возникшей напряженности и тяжелых взглядов окруживших его женщин. Ох, явно ж, не добрый путь довел тебя до Каипа.
— Победа, говоришь, это какая по счету будет?
— Как, какая? Единственная, наиглавнейшая победа над фашизмом, обметая валенки от снега разглагольствовал, мужичок.
— Мы тебе говорили, чтобы не врал? Уперев руки в бока, напирали на глашатая женщины.
— В прошлый раз предупреждали, что за брехню на веревке болтаться будешь. Предупреждали?
Тот не понимая причину яростного гнева, попятился было к двери, но уперся на позади стоявшую Клавдию. Та, схватив его за шкирку, легонько встряхнула, приподняла и обыденно тихим голосом:
– Бабы тащите веревку.
Мужичок, не ожидавший такого приема, с перепугу заверещал, что на представителя заготконторы руку подняли, но получив пару увесистых тумаков, притих не веря в происходящее.
Бабы метнулись за веревкой и уже прилаживали ее к поперечной балке, не заметили, как за дверь выскочила Нюрка. На счастье девчушки, бежавшей к конторе, по дороге встретился председатель. Из слов запыхавшейся девчонки, тянувшей его к пимокатному цеху, понял только висельник. Неужели кто на себя руки наложил? Ворвавшись в цех, только и успел выхватить из петли очумевшего, с вытаращенными глазами экспедитора. Не удивился, историю с победами он знал.
— Вот, дурры то! Вас ведь как за человека судить будут, дурры, кричал председатель.
— О ребятишках подумали? Или совсем свихнулись?
— А ты, паскуда, забирай продукцию и чтобы духу твоего на селе не было.
Быстро загрузив валенки, оформив нужные бумаги, с перепугу, его только и видели.
Вернувшись в цех, председатель провел уже нормативной лексикой беседу, притихшие бабы, споро работали, внимая назидательным речам руководителя. Только Нюрка, встряла со своим вопросом: — так все таки, мы валяем или катаем валенки? Вызвав дружный смех женщин.
Председатель в сердцах сплюнул: — Вы, у меня дождетесь, вот я до вас доберусь, так вам наваляю. И уже шепотом: — Или сам свалюсь. Вышел на улицу, а из цеха слаженный хор женских голосов выводил: Ой, то не вечер, то не вечер, Мне малым-мало спалось, Мне малым-мало спалось,
Ох, да во сне привиделось….

труженицы тыла

Воспоминания о фронтовиках
Садовые цветы

Comments

  1. Ольга
    09.05.2018 - 07:26

    Фронту помогали всем миром. Моя бабушка, ей 92, рассказывает, как вязали носки, варежки, шили кисеты и отправляли на фронт. В ответ приходили письма от солдат с благодарностью.

    • Любовь Герман
      09.05.2018 - 18:55

      Национальное достояние Россиии это русская женщина, сами выжили детей сохранили и страну из руин подняли. Это дорого стоит.

    • Любовь Герман
      10.05.2018 - 18:40

      Низкий поклон, Вашей бабушке. Сохраните её воспоминания для своей семьи. Со временем забываются важные детали.

  2. Марина Авраменко
    09.05.2018 - 17:19

    Мир всем миром! Все для фронта, все для победы!

  3. Ирина С.
    10.05.2018 - 10:34

    Спасибо, Люба! Я не могу знать как жилось в войну, но много читала, а вот о чем ты пишешь не знала. Писатели то пишут то что в центре, а ты пишешь то что каждый день. А валенки и сейчас валяют. Я была на Рождественской выставке, так там такие валенки, что модные сапоги им в подметки не годятся и все валенки ручной работы

    • Любовь Герман
      10.05.2018 - 18:37

      Обидно что не находила время послушать бабушкины рассказы, она умела подмечать главное. А валенки в Новосибирски на ярмарке продают, загляденье. Вы правы сапоги и рядом не стояли.

  4. Господи каике же тяжёлые годы пережил наш народ во времена войны. Я просто не представляю, как наши женщины справлялись самостоятельно со всем этим хозяйством. А психологическое состояние тоже было почти на грани у каждой второй…

Добавить комментарий

Your email address will not be published / Required fields are marked *